Культурное наследие Архангельского края

Сказки на Русском Севере

(История бытования и изучения)

Слово "сказка" в современном значении установилось недавно. В древней Руси употреблялось другое слово - "басень", "байка". Но и в этом старинном обозначении она предполагала не только рассказ, и не всякий рассказ, а повествование с обязательной установкой на вымысел и назидательность. Вспомните А.С.Пушкина: "Сказка - ложь, да в ней намек…" - вот это и есть родовые черты сказочного эпоса. Такое соединение черт, да еще и очень многотемное содержание: сказка поэтому прошла довольно долгий путь становления, через переводную литературу, лубок, полуфольклорную прозу. Не перестаешь удивляться гению А.С.Пушкина, который, опережая время, написал свои сказки в 30-е годы века, из уст в уста, когда до публикования основного состава народных русских сказок оставалось еще четверть века!

Только в 1853-1866гг. восьмью выпусками вышли в свет "Народные русские сказки" А.Н.Афанасьева, собрание из шестисот произведений. Сказки сразу же стали любимейшей книгой читателя. Большой статьей на них откликнулся Н.А.Добролюбов: "Сборник сделан добросовестно и любовно, в нем раскрывается внутренняя душевная жизнь народа" (Добролюбов Н.А. Собр.соч.: В 9-ти т. М.,Л. 1962-т.3, с.232-237). А.Н. Афанасьев собирателем сказок не был, им записано едва ли 10 произведений. Он был составителем этой громадной коллекции сказок, которая равных себе не имела тогда, не имеет и теперь. Молодой человек, только что окончивший Московский университет, он полностью отдался этому издательскому делу. В разных концах России у него были корреспонденты, которые записывали и посылали ему произведения. В коллекцию он включил личный архив В.Даля, П.И.Якушкина и материалы недавно открытого в России Географического Общества.

"Народные русские сказки" открывали целый ряд новых серъезных публикаций сказок. Заметим, что Русский Север достойно провел эту работу, хотя сборники сказок вышли несколько позднее многих: на рубеже веков фольклористы заняты были еще собиранием и изданием северных былин. Но вот в 1910 году выходят в свет "Северные сказки" Н.Е.Ончукова, в 1915 году опубликован сборник "Сказки и песни Белозерского края" Б. и Ю. Соколовых. Сборники послеоктябрьских лет мы назовем позднее.

Большой общественный интерес к народной сказке и щедрая публикация все новых и новых текстов стали условиями для бурного расцвета академической науки - сказковедения. Если посмотреть сегодняшним взглядом на историкографию фольклористики, то можно порадоваться тому, какой подъем пережила она, да и языкознание тоже. Одна академическая школа сменяла другую, явные ошибки и перехлесты разрешались в результате серъезных научных дискуссий. В науке утвердился тип ученого-полиглота, широко образованного человека, знающего и древние языки и рукописи, и многие смежные с фольклористикой науки, особенно языкознание. Широта кругозора давала возможность ученым выйти за узкие национальные рамки и ставить вопросы развития языка и фольклора в странах Запада и Востока.

Назовем такие имена: первыми начинали этот период фольклористики в Германии братья Гримм, а в России - Ф.И.Буслаев и А.Н.Афанасьев. Они сопоставляли сказки с древними мифами, создавая идеализированную романтическую картину национального прошлого, ставили задачу возвратить целостность утратившимся текстам древности, другими словами, найти картину древнейших верований, "традиционный народный дух". Мифологи, как и принято, одухотворяли природу. Это было красиво, романтично. Это был заказ поэтов-романтиков. Вспомним как и наш русский поэт С.Есенин вчитывался в работу А.Н.Афанасьева "Поэтические воззрения славян на природу". А.Н.Афанасьев мифологизировал сказку, то есть в сказочных образах находил отголоски мифов. Если первые опыты такого сопоставления еще захватывали новизной, то позднее ничем не сдерживаемая фантазия вела к схемам. Так сказочный образ Сивки-Бурки понимался Афанасьевым как образ бурой тучи, рассекаемой молнией, или пиво, которое пьет Илья Муромец, будто бы старинная метафора дождя. Тип Бабы-Яги, которая на лопате в печь толкает Иванушку, это туча, которая хочет уничтожить солнечный луч, но луч вырывается из-под власти тучи и растопляет ее и так далее. Но при всех этих ошибках и натяжках мифологи всегда имели дело с текстами, с живым материалом, и первыми заметили, что в фольклоре повторяются одни и те же сюжеты, а это уже было очень важно для науки. Так зарождался новый метод исследования фольклора, который получил название "школа заимствования в фольклоре".

В 1859 году немецкий ученый Бенфей перевел сборник индусских рассказов "Панча тантра" (Пятикнижье), составленный в III веке нашей эры. Этому сборнику суждено было стать поворотным пунктом в развитии науки о фольклоре. Бенфей указал на поразительное, буквальное сходство санскритских (индусских) сказок с европейскими. Он это сходство объяснил заимствованием сюжетов сказок одного народа у другого во время войн, торговли. Бенфей составил карты миграции сюжетов индусских сказок, и получалось, что основным резервуаром, откуда черпался материал для поэтического творчества Европы, являлась древняя Индия. Для фольклористов в это время прослеживать странствование того или иного сюжета стало одним из излюбленных занятий, как раньше у мифологов было отыскивание в сказках отголосков мифотворчества. Вот почему теория Бенфея иногда называется теорией "странствующих или бродячих сюжетов" или миграционной теорией. В нашей науке долго эта теория осуждалась, как якобы унижающая славянское искусство. На самом же деле, как мы понимаем это сейчас, она помогала отыскивать вечные, постоянные, общечеловеческие сюжеты, на которых и стоит фольклор, и которые объединяют культуры разных народов.

Фольклористы так усердствовали, что последние розыскания привели к выводу о том, что больше нет такого сюжета, который бы не повторялся. Например, у народов всех материков есть легенды, сказки о двух влюбленных, которые предпочитают смерть разлуке: на Востоке - это Тохир и Зухра, Лейли и Меджнун, в Италии - Тристан и Изольда, у Шекспира - Ромео и Джульетта, в русском фольклоре - сказки и легенды "Василий и Софья". А мне думается, что этот же вечный сюжет может быть выражен в незамысловатьй частушке:

"Мово милого убили,
Да и мне бы умереть,
Ни который ни которого
Не стали бы жалеть"

Или по сказкам всех континентов проходит сюжет Золушки или сюжет обиженного младшего брата. Вот совсем недавно критики ломали голову, в чем же успех такого незамысловатого сценария фильма "Москва слезам не верит", пока официальная критика не признала наличия в нем вечного сюжета о Золушке. Или в деревенской прозе всегда "допечаловать" родителей должен младший сын и за это бывает вознагражден. Такая ситуация общечеловеческая, с нею психологически срослись люди, и эта истина, которую запечатлел в себе фольклор, дает себя знать в разных видах искусства на протяжении веков.

Сюжеты сказок, а записей накопилось очень много, стало необходимо классифицировать, систематизировать. Это удалось Антти Аарне, финскому ученому, который в 1910 году составил "Указатель сказочных сюжетов", которому суждено было скоро стать международным образчиком систематизации сюжетных схем. Этот указатель перевел на русский язык и соответственно переработал русский фольклорист Н.П.Андреев, подведя под этот указатель все русские сказки, которые были опубликованы до 1929 года во всех крупных научных сборниках. С тех пор принято новые записи сказок помещать под соответствующим номером указателя Н.П.Андреева.

А относительно вечных кочующих сюжетов научные споры продолжались долго. Название "Школа заимствования" продержалось недолго, стали говорить о теории самозарождения сюжетов (сходство в общности человеческой природы и психики). Затем возникла теория родства народов мира и культурно-исторических связей между ними. В результате общих усилий было признано, что это сложный процесс, объясняемый не одной только причиной, а исследовательский метод стали называть сравнительно-историческим. После многолетней критики восстановили и сам метод, и труды А.Н.Веселовского - ученого необыкновенного таланта и эрудиции. И мы радуемся тому, что ученые, начинавшие при Веселовском, столь же глубоки в своих исследованиях: это уже упомянутые нами ранее Е.М.Мелетинский и В.М.Жирмунский, а также М.М.Бахтин.

Но все-таки, почему я, заявив тему "Сказки на Русском Севере", считаю полезным в этом очерке вспомнить хотя бы очень кратко историю изучения жанра сказки в европейской и русской фольклористике? Во-первых, мы живем на земле богатой сказочной традиции, и о том, как наука шла к пониманию корней сказки и общекультурной роли ее в развитии человечества, надо знать. А во-вторых, удельный вес северной сказки в полосе тех научных дискуссий был очень велик. Далее сказанное имеет отношение только к России.

"1910 - 1920-е годы, без сомнения, являются "сказочным" периодом в истории фольклорно-этнографической науки. Бурное развитие европейского сказковедения со своей стороны значительно повлияло на подъем сказковедческой работы в России. К 1914 - 1515 годам количество записанных русских сказок приближалось к 2000. Материал севернорусских губерний явно преобладал. Больше всего сказок было собрано в Архангельской губернии, затем - в Олонецкой, Новгородской (Белозерский край, записи братьев Соколовых), Вологодской. Русский Север вызывал наибольший интерес у этнографов и фольклористов. Там сложились устойчивые традиции изучения народного быта и культуры во многом благодаря усилиям ссыльных интеллигентов, а также местных краеведов. Периодическая печать - "Губернские ведомости", "Памятные Книжки", "Известия АОИРС" и другие издания - публиковала фольклорные памятники, призывала собирать и сохранять культурно-исторические ценности. При всех оговорках относительно неравномерности записей количественные показатели собранного к началу XX века материала отражают реальную картину бытования русской сказки." В этой части работы я цитирую статью И.А.Разумовой, г.Петрозаводск "Из истории собирания и публикации сказок Русского Севера" ("Архангельские сказки", г.Архангельск, 2002г., с.228).

Да, видимо устойчивые традиции изучения народного быта и культуры сложились на Русском Севере в начале века, потому что и в 30-е годы, и в послевоенные десятилетия экспедиционная работа продолжалась, появлялись новые сборники. Это сборники О.Э.Озаровской "Пятиречье" (1931г.), И.В.Карнауховой "Сказки и предания северного края" (1934г.), Н.И.Рождественской "Сказы и сказки Белозерья и Пинежья" (1941г.), в последние 50 послевоенных лет отметим сборники Г.Я.Симиной "Пинежские сказки" (1975г.), небольшой раздел сказок в сборнике "Народное творчество Северной Двины" - составители В.В. Митрофанова и Л.В.Федорова, и совсем недавний сборник "Архангельские сказки", подготовленный в 2002 году Н.В.Дранниковой.

Из всех последних публикаций северных сказок бесспорную ценность представляют "Пинежские сказки" Г.Я.Симиной (С-З кн.изд-во, 1975г.). Мне было доверено рецензировать эту рукопись, я встречалась с Г.Я.Симиной, мы много беседовали с ней. Позднее она обращалась в письмах ко мне с просьбой посодействовать переизданию ее книги. Теперь по прошествии почти 40 лет я корю себя за то, что я еще смела советовать, просила что-то "доработать", вместо того, чтобы превознести до небес собранную Симиной коллекцию. Сегодня, с моей точки зрения, это образец издания вновь записанных фольклорных текстов: безупречный вкус в отборе материала, максимум труда, вложенного во вступительную статью, просьба автора не раскрашивать ее книгу, дабы не делать ничего отвлекающего от самих текстов, скромность автора. Все этот делает сборник очень убедительным, живым, я бы сказала, теплым. 50 текстов сказок расположены по исполнителям, почти все традиционные, волшебно-фантастические, да еще и продублированные микрофонной записью, отразившей диалект. Вступительную статью писала ученая-диалектолог, но не всякий фольклорист так чутко уловит особенности сказочной поэтики. Еще, Г.Я.Симина дала себе большой труд сравнить свои записи сказок с записями, произведенными ранее в тех же местах, тех же сказок (Н.И.Рождественская, И.В.Карнаухова, О.Э.Озаровская). Сказка, как известно, постепенно уходит из живого бытования, и одной из главных задач является задача проследить ее эволюцию, изменения от сборника к сборнику. В фольклористике есть этому прецедент - вспомните как бережно изучали процесс угасания былин былиноведы. Свою долгую жизнь А.М.Астахова посвятила не тому, чтобы громко заявлять: "опубликовано впервые!", а тому, чтобы уловить особенности процесса ухода былин из жизни. Поражало, какой громадный конкретный материал держала она в голове. Вот, мне думается, пример и условия работы современных сказковедов, которым предстоит написание обобщающих работ о северной сказке. К сожалению, постановки таких задач не чувствуется в последней публикации "Архангельских сказок".

В нашем "сказочном" краю ежегодно работают самые разнообразные экспедиции. Среди них есть и руководимые крупными учеными-сказковедами. Может быть чаще других - МГУ (Э.В.Померанцева с ее учениками). Безусловно, накопилось множество интереснейших вариантов, много того, что сами собиратели считают удачей, редкостью, изюминкой. Вот и надо собирать самое лучшее, чтобы не выглядеть легковесным. Мне думается, что над каждым сюжетом традиционной сказки можно много думать, отбирать типическое, лучшее. Я заинтересовалась, какие варианты сказки об Ерше Ершовиче есть в вологодском итоговом сборнике, в недавнем собрании сказок Ю.Г.Круглова (книга I, II, III "Сказки", б-ка рус.фольклора,М, "Советская Россия" 1986г., составление, вступительная статья, подготовка комментариев Ю.Г.Круглова). Они все практически без концовки. А в нашей небольшой подборке (20 сказок) есть эта концовка, которую мы и представляем читателю этого очерка:

"…Мужики стали невод к берегу подтягивать, а Ерш под тетеву да и в тину. "Ой ты, рыба. ты, рыба Осетрина, куда тебя черт несет?" Тут белу рыбицу Осетрину мыли, колотили, по частям делили, на угор носили. "Как бы Ерша уловить? Хитер шибко", - думают мужики. Пришел дровосек - колья насек. Пришел бес - забил есь. Пришел Парша - и заложил вершу. Пришел Ждан и Ерша ждал. Пришел Богдан, и Ерша бог дал (и того уловили). Пришел Вавила - Ерша на вилы. Задумали продавать нести. Попадат встречу Мартын. Дает за Ерша один алтын. Дешево! Не продали. Понесли дальше. Попадает встречу Притча. Дает за Ерша копеек 30. Тоже не продали. Дешево! Попадает встречу Гришка, дает полтора рубля, да еще и с лишком. Тот купил и понес. Принес Ерша, так сварить надо. Пришел старец - вынял икры ставец. Пришел Абросим - Ерша в котел бросил. Пришла Ненила - Ерша сварила. Пришел Абрам - ухи похлебал. Пришел Антипа - и Ерша стипал. Пришел Елизар - тот косья полизал. Варила, варила добра жена Ненила, а только над Ершом повыла. Пришел Мономох - и над Ершом поохал. А возни-то было!.."

И записана-то была сказка в Красноборском районе летом 1962 года от жительницы деревни Борок. Надо было видеть, как эта женщина старалась ничего не забыть, не перепутать, и по окончании записи потребовала, чтобы мы прочитали - ладно ли все записано. И еще одна небольшая и очень известная сказка, в прекрасной четкой форме записанная там же:

"…Женку мужик взял, дак больно упрямая была. Скажет мужик женке: "Пеки-ка шаньги!" - "Нет, не буду!" - "Топи-ка баню, женка!" - "Нет, не буду!" А мужик женку вызвал и говорит: "Женка, сегодня не пеки шанег!" А она ему: "Нарошно напеку!" - "Не топи бани!" - "Нарошно вытоплю!" Как узнал, так все наоборот стал говорить. "Я, жена, - говорит, - завтра пахать в поле поеду. А шанег мне не носи!" А она говорит: "Нарошно принесу". - "А там, - говорит, - река, не утони!" - "Нарошно утону!" По жердочке пошла, закулубалась. "Да женка, не тони, не тони!" - "А нет, нарошно утону!" - "Ну да черт с тобой, не хороша и была!".

Федорова Людмила Витальевна

Литература о сказках:

  • Афанасьев - Народные русские сказки А.Н.Афанасьева в трех томах. Изд. подгот. Л.Г.Бараг и Н.В.Новиков. М., 1984-1985
  • Карнаухова - Сказки и предания Северного края. Запись, вступит. ст. и коммент. И.В.Карнауховой. Л., 1934
  • Кривополенова - Кривополенова М.Д. Былины, скоморошины, сказки. Ред. вступ. ст. и примеч. А.А.Морозова, Арх-ск, 1950
  • Никифоров - Севернорусские сказки в записях А.И.Никифорова - Изд. подгот. В.Я.Пропп. М., Л., 1961
  • Симина Г.Я.-Пинежские сказки - Сев-Зап. кн. изд.,Арх-ск,1975
  • Митрофанова В.В., Федорова Л.В. - Народное творчество Северной Двины - Сев-Зап. кн. изд., Архангельск, 1966
  • Дранникова Н.В. - Архангельские сказки - Изд. центр ПГУ им. М.В.Ломоносова, 2002
  • Библиотека русского фольклора, Сказки, книга I, М., "Советская Россия", 1988




Портал создан в рамках социально-экономической целевой программы «Культура Русского Севера (2006-2009 гг.)»
"Только в святынях культуры — источник животворных сил возрождения единого самосознания народа."
Д. С. Лихачёв


ПРИГЛАШАЕМ К СОТРУДНИЧЕСТВУ:

предлагаем разместить
на портале статьи и публикации
о культурном наследии
нашего края.

Логин:
Пароль: