Культурное наследие Архангельского края

Истоки мезенской росписи и ее связь с другими видами северной росписи

Автор:

Ермакова Ульяна, 4 класс, МБОУ ДОД ДХШ № 1, г. Архангельск

 

 

Предметом моего исследования стала мезенская, или палащельская, роспись. Она берёт свои истоки в начале 19 века. На реке Мезень, что в Архангельском крае. Росписывались ею нехитрые предметы домашней утвари – сундуки, ковши, короба, прялки. Позднее центром мезенской росписи стала деревня Палащелье (отсюда и второе название).

Цель работы – найти сходства и различия с орнаментальными элементами прикладного искусства других регионов, проследить связь с другими видами северной росписи.

Гипотеза: мы предполагаем, что мезенская роспись является древнейшей росписью Архангельской области, и поэтому может служить основой для всех видов северной росписи.

В нашей семье всегда хранились старые мезенские прялки, которые остались от моей прабабушки. Возможно, именно поэтому я увлеклась ремеслом росписи по дереву. В течение долгого времени я занималась изучением технологии различных видов росписи такие как: пермогорская, ракульская, борецкая, мезенская, шенкурская, онежская и т.д. Наибольший интерес у меня вызвала мезенская (палащельская) роспись. Появилось желание более детально изучить не только её технологию, но и историю. В результате моего исследования я хочу провести сравнительный анализ мезенской росписи с орнаментальными мотивами других народов. А так же проследить связи и влияние мезенской росписи на развитие других северных росписей.

 

 Связь мезенской росписи с мировыми образцами прикладного искусства.

Происхождение мезенской росписи до сих пор остается загадкой. Необычность росписи, графичность, примитивно условная трактовка образов коней и птиц побуждают исследователей искать истоки мезенской росписи то в искусстве соседних северных народов, то в искусстве далеких народов Средней Азии, Индокитая или даже в доисторических наскальных рисунках. Сравнивая стили народных росписей по дереву в различных областях России, один известный ученый назвал мезенскую роспись «таинственной и крайне любопытной», указав на ее связи с древними греческими стилями.

Прежде всего, мезенская роспись – это свой самобытный орнамент. Каждая деталь орнамента мезенской росписи глубоко символична. Происхождение мезенской росписи остаётся загадкой. Её необычность и глубина символов заслуживает серьёзного внимания учёных. Истоки символов мезенской росписи, прежде всего, лежат в мифологическом мировоззрении народов древнего севера.

Одни исследователи сравнивают ее с росписью Коми Республики, другие считают, что она взяла начало от древнегреческих изображений. Исследователь росписи В.С. Воронов, например, сказал о ней: «Это орнамент, сохранивший в своих элементах глубочайшие пережитки архаики древнегреческих стилей, густым кружевом покрывает поверхности деревянных предметов». Очень проблематично установить это в наше время, ведь с тех пор, как Мезенская роспись появилась, минула, возможно, не одна сотня лет. Известно о ней стало с 1904 года, но, разумеется, зародилась роспись намного раньше.

Характерной особенностью мезенской росписи, является многоярусность. Почти на каждой мезенской прялке выделяются три яруса, причем в нижнем и среднем главными фигурами представляются кони или олени, в верхнем — птицы. Как правило, в среднем ярусе (иногда, гораздо реже, — в нижнем) к изображениям животных присоединяются фигуры птиц по краям, вернее по четырем сторонам яруса, тогда как в верхнем ярусе рисовались только птицы. По всей вероятности, выделенные нами на прялках ярусы соответствуют трем мирам — подземному, наземному и небесному, широко известным в искусстве многих народов мира. Характерно при этом, что наземный (средний) мир как бы сочетает в себе черты подземного и небесного. Подобное сочетание видим в среднем ярусе мезенских прялок.

Если принять во внимание геометрические ряды, разделяющие рассмотренные выше ярусы, то получится семиярусное деление прялки. Число семь, так же как и три, характерно для представлений о вертикальном делении мира, известном по материалам фольклора и народного искусства у многих народов мира.

Рассматривая изображения, помещаемые, как правило, на внутренней стороне прялок и известные в исследовательской литературе как «бытовые сцены», мы видим, что почти все они являются вариантами широко распространенных мировых сюжетов. В сцене охоты на птицу, восседающую обычно на верхушке дерева, проглядывает мировое древо, или древо жизни, которое обычно, в том числе и в русском, а чаще в украинском искусстве, изображалось с двумя, тремя, пятью или семью птицами на ветвях.

Древо мировое, характерный для мифопоэтического сознания образ, воплощающий универсальную концепцию мира.

Дерево с птицами на ветвях — один из любимых сюжетов в народном искусстве не только славянских, но и других народов Восточной Европы.

Птица – широко распространенный символ духа и души в древне мире. Ест плоды древа жизни, символизируя активность души в мире. Во многих религиозных традициях птицы осуществляют связь между небом и землей.

Мотив птицы на вершине дерева имеет место в календарной и свадебной поэзии западных и восточных славян. Птицу на вершине дерева можно видеть в рисунках на мезенских берестяных туесах. Встречаются на мезенских прялках изображения нескольких деревьев или одиноко стоящего дерева, нередко ели. Особый интерес представляет композиция из трех деревьев. По всей вероятности, это один из вариантов трехчастной композиции. О том, что подобный сюжет не случаен на мезенских прялках, свидетельствует факт, что тот же сюжет имел место в росписях на старинной мебели в мезенских домах.

С древними мировыми сюжетами связан еще один круг сюжетных рисунков на мезенских прялках. Это изображения лодок и кораблей, в чем нетрудно усмотреть известный мировой сюжет, встречающийся в искусстве многих народов. О древности его свидетельствуют изображения лодок на наскальных рисунках в разных частях света. Подобные лодки имеются в рисунках Прибайкалья, на Енисее, на скалах Карелии и Скандинавии. Одним словом, это целый мир таких лодок, от Байкала до Белого моря и Балтики. Можно от Скандинавии протянуть процессии лодок и еще дальше, к додинастическому Египту, к погребальным ладьям фараонов, к солнечной ладье бога Ра, на которой он совершает свой извечный путь от солнечного восхода к закату, в недра преисподней, чтобы умереть и снова воскреснуть на радость людям, как рассказывает древнеегипетский миф, как говорят священные тексты пирамид».

Этнографический материал показывает, что лодки эти — ладьи мертвых, в которых души покойников переправляются в страну умерших. Представления о «корабле (лодке) мертвых» преобладают у островных народов Океании; в Европе классической страной культа лодки мертвых является Скандинавия. Отмечу в этой связи, что мотив лодки (корабля) получил особое развитие именно на мезенских прялках; прялки других русских районов не знают или почти не знают этого мотива. Этому, несомненно, способствовала тесная связь населения Мезени с морем. Большую роль в хозяйстве мезенцев играл морской промысел рыбы и зверя, собиравший в зимнее время мужское население из многих мезенских селений, в том числе и из с. Палащелья.

К числу мировых сюжетов можно отнести изображение выездов в санях или повозках, запряженных одной лошадью или парой лошадей.

На мезенских прялках окрашенные одна в черный, другая в красный цвет лошади нередко следуют друг за другом, олицетворяя, по всей видимости, загробный и сущий миры. Основанием для такого предположения могут служить мифологические представления подобного рода, имеющиеся у многих народов мира, в том числе и у славянских. Есть предположения, что этот сюжет может быть заимствован из мифологии Древней Греции. Повозки, запряженные одной или парой лошадей – один из наиболее популярных сюжетов, изображающихся на греческих амфорах. Лошади так же имели разную окраску, и в самой композиции преобладало двухцветие. Известны большие дипилонские амфоры с росписью геометрического стиля. Опять же мы видим связь с мезенской росписью. Нередко кони изображались не следующими друг за другом, а противостоящими друг другу. Иногда на вздыбленных лошадях нарисованы борющиеся друг с другом всадники. На одном из подобных рисунков над всадниками написаны имена Ильи Муромца и Полкана-богатыря.

Характерно, что из севернорусских росписей только мезенская сохраняет древние черты, имеющие аналогии в археологических древностях. В частности, на мезенских прялках изображены сани простейшей конструкции — из двух стволов деревьев или из жердей, которые волочит лошадь. Подобные сани-волокуши имелись во всех странах света. Как показал Д. Н. Анучин, сани примитивной конструкции, вытесненные затем повсюду колесными повозками, сохранялись как принадлежность похоронного обряда. А это в свою очередь, косвенно подтверждает, что рассматриваемые сюжеты мезенской росписи нужно трактовать не как бытовые, а как религиозные, языческие в своей основе сюжеты.

Сани — распространённый тип древнейшей повозки без колёс, которая обычно имеет полозья. Сани развивались из первоначальной волокуши, которую использовали не только в северных странах, но и в южных, например, в Египте. Многие народы, знавшие уже колёсную повозку, по обычаю пользовались санями, например, в похоронном обряде (Древний Египет, Древняя Русь). Важно отметить, что рассматриваемые геометрические ряды, разделяющие мезенские прялки на три части, рисовались мастерами на одинаковом уровне на лицевой и тыльной сторонах прялок, что, на наш взгляд, говорит о том, что прялка воспринималась как нечто объемное и округлое. Это ведет нас к мысли, что конструкция прялок уподоблялась древу жизни, расчлененному, как уже говорилось, на несколько ярусов-миров.

Идея мирового древа как исходная концепция в орнаменте прялок, обусловлена реальным назначением прялок в быту крестьян с древнейших времен. Длинные нити прях стали ассоциироваться с «нитями жизни». У многих индоевропейских народов сложился образ небесных прях, прядущих золотые нити жизни людей. Это античные мойры или древнегреческие богини судьбы. Лахесис — «дающая жребий», Клото — «прядущая» и Атроиос — «неотвратимая». Они являлись дочерьми Зевса и владычицами законного порядка Фемиды. Богини Судьбы определяли участь человека сразу же после его рождения, и никто не мог изменить ее. Таким образом, проведя аналогии с культурами разных стран, мы видим, что мезенская (палащевсая) роспись может быть заимствована из мировой культуры. А так же, несомненно, имеет связь с древнегреческой мифологией.

  

Мезенская роспись служит основой для северодвинской росписи.

Северодвинская роспись — общее обозначение русских крестьянских промыслов по росписи изделий из дерева, существовавших в конце XVIII — начале XIX в. в селах по течению р. Северной Двины, впадающей в Белое море.

Народные росписи, рожденные на берегах рек Северной Двины и Мезени, — яркое и самобытное искусство. В понятие "роспись северодвинского типа" включают самостоятельные разновидности: пермогорскую, ракульскую и борецкую. Они близки по композиционным приемам, но различаются мотивами и особенностями колорита.

Рассмотрим на примере борецкой и пермогорской росписи.

Композиция лопасти прялки делилась на три части. Символом является Древо жизни. Огромный цветок с прямым стеблем, вокруг которого изображаются цветы, птицы, ягоды, изящные листья. Мотивами композиции могли служить жанровые сценки: чаепитие, гуляния.

На прялках так же были изображены птицы, но они претерпели некоторые изменения. Мастер писал их такими, какими видел. Птички были в различных движениях: клюющая, с поднятыми крыльями, с головкой, повернутой назад, спокойно сидящая, с распростертыми крыльями. Они локальны по цвету, красные и изумрудные. Если в мезенской росписи преобладала графичность и стилизованность, то в борецкой – это растительный орнамент, реалистичность изображения и т.д. Изменилась и цветовая гамма. Северодвинские росписи – белизна фона, яркие насыщенные цвета (красный, охра, изумрудный), появляется сусальное золото.

На третьем ярусе прялки присутствует все та же выездка с лошадьми. Она запряженных одной лошадью или парой лошадей, окрашенных одна в темный, другая в светлый цвет. Следуют друг за другом. Но и здесь были принесены изменения. Если в мезенской прялке выездка (бытовые сюжеты) изображалась на задней части лопасти, то здесь же – это часть центрального рисунка.

После рассмотрения всех выше перечисленных примеров мы видим, что северодвинская роспись заимствовала элементы и сюжеты из мезенской росписи, но преобразовав и усовершенствовав их.

 

Заключение.

Исследуя мезенскую роспись мы предполагали, что она является древнейшей росписью Архангельской области. И вполне может служить основой для всех остальных видов северной росписи. Данная гипотеза подтверждается.

Происхождение росписи до сих пор остается загадкой. Так же, многоярусность росписи, присутствует в народном искусстве у многих народов мира.

  С древними мировыми сюжетами связан еще один круг сюжетных рисунков на мезенских прялках. Это изображения лодок и кораблей, в чем нетрудно усмотреть известный мировой сюжет, встречающийся в искусстве многих народов.

Изображение выездов в санях или повозках, запряженных одной лошадью, или парой лошадей, многие народы, знавшие уже колёсную повозку, по обычаю пользовались санями, например, в похоронном обряде (Древний Египет, Древняя Русь).

После проведенного исследования я считаю, что такая версия вполне может существовать. На конкретных примерах мы увидели, что мезенская роспись служит одной из основ северодвинской. А так же, что она может быть построена на элементах мировой культуры и иметь связь с мифами древней Греции.

Мы рассмотрели лишь малую долю того, что скрывает в себе эта роспись. Естественно эта тема требует дальнейшего исследования. И мне бы очень хотелось разгадать загадку этой «таинственной и крайне любопытной» росписи.

Источники:

  • Фольклор и народное искусство русских Европейского Севера / С. И. Дмитриева ; Отв. ред. В. К. Соколова ; АН СССР, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. - М.: Наука, 1988. - 239.
  • Круглова О.В. Русская народная резьба и роспись по дереву (из собрания ЗГИХМЗ). М., 1983. Издание 4-ое.
  • Тимофеева, Л. Ф. Народные росписи Русского Севера: авт. прогр. творч. мастерской / Л. Ф. Тимофеева. - Архангельск: Правда Севера, 1998. - 31 с., 8 л. ил. + 2 л. карт. - Библиогр.: с. 30.
  • Шелег, В. А. Крестьянские росписи Севера / В. А. Шелег // Русский Север: Ареалы и культурные традиции / Росс. АН, Музей антропологии и этнографии, ПГПУ им. Ломоносова, Регион. фонд культурной программы "Европейский Север" ; ред.-сост.: Т. А. Бернштам, К. В. Чистов. - СПб. : Наука, СПб. отд-ние, 1992. - С. 127-147: ил.
  • Топоров В. Н. Древо Мировое // Мифы народов мира: Энциклопедия, в 2 тт. — М.: Советская энциклопедия. — 1980. — с. 398—406.
  • Плащельская роспись из собрания Архангельского государственного музея деревянного зодчества и нородного искусства «Малые Корелы»: каталог/ Архангельск: ОАО «ИПП «Правда Севера», 2005.- 184 с.: ил. ISBN 5-85879-228-6

    Интернет:
  • http://avega.net.ua
  • www.dekor.nm.ru/Mezen.
  • http://avtor-makhmutova.spb.ru/


Пользователь: Ульяна Ермакова
Центры северной народной росписи




Портал создан в рамках социально-экономической целевой программы «Культура Русского Севера (2006-2009 гг.)»
"Памятники культуры не могут просто храниться — вне людских знаний о них, людской о них заботы, людского "делания" рядом с ними."
Лихачёв Д. С.


ПРИГЛАШАЕМ К СОТРУДНИЧЕСТВУ:

предлагаем разместить
на портале статьи и публикации
о культурном наследии
нашего края.

Логин:
Пароль: