Как в поморской деревне Яреньга сохраняют промысловые традиции

Как в поморской деревне Яреньга сохраняют промысловые традиции
Источник: https://newsnord.ru/

В деревне Яреньга, на Летнем берегу Белого моря, помнят и сохраняют наследие прошлого. Каждый экспонат музея-парка поморского быта — целая история.

Под одной крышей собраны здесь самые разные экспонаты — от наконечников копий первого тысячелетия нашей эры до прялок из Мезени. Прялки эти яреньжане получали в обмен на добытую в Белом море рыбу, которую летом перевозили на шхунах и шкерах, а зимой — на санях.

Обмен производили и с соседями из Лопшеньги. На этот счёт даже сложилась поговорка про яреньжан, мол они умеют только рюжи вязать, а как за мочком — так едут в Лопшеньгу, за рожью — в Луду.

В окрестностях деревни находились две варницы, где добывали соль — одна из них располагалась у озера Солёного. А в верховьях реки Яреньги добывали жемчуг. Его можно увидеть на забороснике, женском подковообразном шейном украшении второй половины XIX века, представленном в музейной экспозиции. Шкатулки же местные мастера украшали деревянной резьбой и ракушками.

Рыбу яреньжане добывали на поморских промысловых судах — карбасах. Их шили мастера, соединяя матицу (киль) с кокорой, на которую потом крепили опруги (шпангоуты — поперечные рёбра судна). Получившуюся конструкцию обшивали набоем (сосновыми досками) толщиной около 18-22 мм.

В корпусе лучковым сверлом с лопаткой на конце проделывали отверстия, через которые карбас и сшивали вичью. Затем его конопатили мхом и просмаливали.

— Иногда карбас, как у нас говорят, выходил качко’й, то есть неустойчивый, — рассказывает Александра Леонтьевна Серухина, директор  Яреньгского ДК.

Для промышленного лова в рыболовецком колхозе «Заря» (ныне — «Рыболовецкий колхоз им. М.И. Калинина») шили карбаса как от трёх до пяти тонн, так и поменьше, подъездки. Начиная с 1890-х годов, в деревне насчитывалось 13 мастеров, владеющих этим ремеслом. И сейчас в Яреньге живёт один из них — Виталий Андреевич Пирожников. За свои 62 года он сшил более десятка карбасов, последний — в 2007 году. В парке-музее есть и карбас его отца, Андрея Фёдоровича. Обучались же мастерству по правилу: хочешь знать — смотри.

Были у яреньжан и свои пригонохи — суеверия. Так, изношенные вёсла ломали, чтобы они не достались другим, да и посторонних на тоню не приглашали, чтобы не сглазили остаться без улова.

А вот на зверобойный промысел в море выходили вчетвером: укрывались буйном (парусом), из глины мастерили печь, где разводили огонь и готовили еду, а питались  сушёными ягодами и рыбой — сушиком, а ещё сухарями.

Чтобы карбас было легче спускать на воду, использовали катки из брёвен. Для затаскивания на берег к ним прибавлялся ворот — насаженное на кол полое бревно, вокруг которого обматывалась веревка с петлёй на конце, куда продевалась длинная палка.

И ворот, и зверобойная лодка 1958 года тоже тут, в музее-парке под открытым небом.

В декабре 2020 года при поддержке музея народных промыслов и ремёсел Приморья здесь открылась новая выставка — «Яреньга. Сквозь волны времени».

А толчок к созданию экспозиции дала находка Александры Серухиной — картина архангельского художника Владимира Васильевича Сараева (предположительно), любившего творческие поездки на побережье Белого моря в середине 1960-х. 

Загрунтовал, заклеил и очистил полотно другой известный художник из Архангельска — Рашид Сагадеев, побывавший в Яреньге летом 2020 года.

Проект новой экспозиции получил субсидию по конкурсу целевых проектов социально-ориентированных НКО Приморского района. 

Источник:

Корелин, В. У каждого помора свои пригонохи / Владислав Корелин // Северные новости : информационное агентство / врио главного редактора А. Г. Петров. - URL: https://newsnord.ru/u-kazhdogo-pomora-svoi-prigonohi/. - Дата публикации: 22.11.2020.